О коллекции

— Когда я училась на втором курсе вуза по направлению «прикладная математика», совершенно случайно в торговом комплексе купила фарфоровую фигурку свиристеля производства Ленинградского фарфорового завода, потом нашла ей пару и так пошло-поехало. За 30 лет мне удалось собрать 1 300 экспонатов. В их числе и редкие экземпляры с авторскими подписями. Если страсть к коллекционированию появилась случайно, то птиц я всегда очень любила. Здесь, в Сибири, им приходится особенно тяжело зимой, но они не сдаются. Я всегда стараюсь помогать пернатым, также являюсь членом Общества охраны птиц России.

3

Каких-то птичек я покупала в путешествиях, часть моего немалого собрания помогли пополнить друзья-коллекционеры со всего мира. Без преувеличения, это особый разряд людей, объединенных общей идеей. Мы делимся друг с другом находками, много общаемся, отправляем фигурки в другие страны и надо сказать, что я крайне редко встречала непорядочных людей, ведь зачастую ты отправляешь деньги человеку, которого совсем не знаешь.

С годами увлечение все чаще становилось для меня чем-то большим, чем просто хобби, и требовало новых знаний. Так, пришлось научиться всему понемногу, чтобы как минимум различать виды птиц, фарфора, техник исполнения, и, конечно, мастеров. Cоставление каталога и систематизация коллекции дали толчок к получению еще одного образования — по музеелогии, сейчас все планы воплотились в жизнь. Теперь с уверенность могу сказать, что сначала ты занимаешься тем или иным увлечением ради интереса, а с годами уже оно начинает управлять тобой и подталкивать тебя к чему-то большему. Именно так случилось со мной.

Прикладную математику со временем сменила на музейную работу в «Тальцах», проводила различные мероприятия, рассказывала о коллекции школьникам и студентам. Некоторые скульптуры выполнены с такой точностью, что по ним можно обучать орнитологов. Кроме того, я могу рассказать немало интересных историй не только об экспонатах коллекции, но и эпохи, в которую они появились. Ведь любое произведение искусства — уходящая натура, свидетельство времени.

К примеру, скульптуры, свойственные советскому периоду, уже никогда не будут делать снова, поэтому крайне важно собирать экспонаты, а значит роль коллекционера и коллекции существенно увеличивается, и зачастую частные собрания выполняют функцию музея. Что уж говорить о довоенных фарфоровых птичках, они чудом сохранились и в итоге поселились здесь, в Сибири. Совсем недавно работу в музее пришлось оставить, много времени я посвятила диссертации по фарфоровой анималистике.

На мой взгляд, лучшая судьба для любой коллекции — размещение в музее, ведь даже знаменитые Эрмитаж и Лувр начинались с частных коллекций, а сейчас это национальное достояние. Именно поэтому я подхожу к коллекционированию скорее с научной точки зрения: составила подробное описание, готовится к выпуску каталог, да и стараюсь относится к свои птичкам как к живым. Очень надеюсь, что когда-нибудь у моей коллекции будет постоянный дом.

Сейчас коллекция — это уже часть меня, часть жизни, и мне очень повезло, что меня понимает супруг, за это я ему благодарна. Без поддержки домочадцев вряд ли бы у меня все получилось. Я уверена, что коллекционирование возможно там, где живет любовь.

About the Author
Наталья Мурашкина